Маршрут без точки назначения

Рэгіён:
05.12.2015

 № 234 (24864)03.12.15.К мысли, что у людей с умственными ограничениями может быть стандартный жизненный сценарий — детство в семье, учеба, полезная занятость, возможность жить самостоятельно, — еще надо привыкнуть. Слишком долго система складывалась так, что практически единственным выходом для родных особенного ребенка было помещение его в интернат, сначала — детский, потом — взрослый. А значит, и выключение его из общества, ведь какими бы ни были замечательными там специалисты и уход, это закрытая территория — и в прямом, и в переносном смысле. Маршрут для инклюзии, вовлечения в жизнь социума людей с инвалидностью, в том числе и с ментальными нарушениями, у нас начали прокладывать два десятка лет назад, вводя новые образовательные подходы и соцуслуги. Но пока этот путь не приводит к конечной цели, четко обозначенной в Конвенции о правах инвалидов: равное право всех инвалидов жить в обычных местах проживания, уважение и принятие их особенностей.

Число детей с особенностями психофизического развития растет каждый год. Только с сентября 2013–го по сентябрь 2014–го оно увеличилось на 1.700, перевалив в целом за 136.600 человек. И около 10 тысяч из них — с инвалидностью. Все, даже с тяжелыми множественными нарушениями, учатся — спасибо принятому еще в 2004 году закону о специальном образовании. Дети с тяжелыми нарушениями, их 7 тысяч, развивают свои навыки и способности благодаря центрам коррекционно–развивающего обучения и реабилитации (ЦКРОиР). Но что потом? Без постоянных занятий будет идти регресс. Да и логично ли, вложив немалые средства и силы в их образование и социализацию, запирать потом в четырех стенах дома, попутно превращая родных в сиделок? Уже понятно, что тысячи детей станут взрослыми, постоянно нуждающимися в сопровождении. И помочь им не выпасть из жизни может развитие рынка соцуслуг. Безусловно, направление движения уже прочерчено. При территориальных центрах социального обслуживания населения (ТЦСОН) созданы отделения дневного пребывания для людей с инвалидностью, куда, по идее, должны переходить выпускники ЦКРОиР, чтобы, как и все взрослые люди, днем заниматься полезной деятельностью, но при поддержке специалистов.
 
Однако на практике воспользоваться услугами этих отделений могут далеко не все. Взять, например, Брестскую область, где показатели одни из лучших. Тут, по программе межведомственного взаимодействия, на последнем году обучения ребенка в ЦКРОиР его посещают специалисты из отделения дневного пребывания, смотрят, что он умеет, какой вид деятельности ему можно подобрать. В итоге около 70% подопечных действительно переходят в ТЦСОН, а остальные... оседают дома. Причин много. Бывает, сами территориальные центры не готовы принять людей с тяжелыми нарушениями, хотя общественные организации изначально продвигали идею создания отделений дневного пребывания именно для этой категории. Иногда родители опасаются отдавать туда свое чадо, ведь и условия там не всегда созданы, и персонала немного. Мешает и банальная транспортная проблема — подвоз не предусмотрен, а не у каждого есть возможность самому возить за десятки километров. Подлил масла в огонь и выпущенный список противопоказаний, буквально закрывший некоторым людям с особыми потребностями путь в эти отделения... В Минске, кстати, по оценке Елены Титовой, председателя Белорусской ассоциации помощи детям–инвалидам и молодым инвалидам, такой переход не смогли осуществить до 80% выпускников ЦКРОиР.
 
Возможно, ситуация поменяется к лучшему в следующем году — в отделения дневного пребывания было решено ввести дополнительно по две ставки на четырех сложных ребят. «Нашей организации более 20 лет, мы объединяем более 3 тысяч семей, многие наши дети выросли и половина — это уже взрослые люди, в том числе с умственными ограничениями, которые всю свою жизнь будут нуждаться в помощи и поддержке со стороны, — подчеркивает Елена Титова. — И у них должна быть собственная жизнь, ведь мы понимаем, что настанет момент, когда близких рядом не будет...». Помочь здесь могли бы услуги сопровождаемого проживания в специально оборудованных квартирах и сопровождаемого трудоустройства — опыт и того и другого у общественников есть. Готовы они также консультировать мам особых малышей в роддомах, которые близки к тому, чтобы отказаться от ребенка, оказывать услуги по социальной передышке для родителей детей с умственными нарушениями. Теоретически законодательно существующий у нас социальный госзаказ мог бы стимулировать развитие целого спектра услуг за счет привлечения негосударственного сектора. Но на практике этого пока не произошло. Одна из главных причин, по мнению представителей общественных организаций, — в том, что они находятся в неравных условиях с государственными поставщиками услуг. Очевидно, что пути взаимодействия еще надо искать, как и вырабатывать стандарты новых услуг, и критерии оценки их качества. Чтобы люди с особыми потребностями, ради которых все это и затевалось, не были потеряны посередине маршрута.
 
 Юлия Василишина

Nike Air Force 1 07 LV8 Utility White AJ7747-100 Shoes for Sale – Buy Best Price Adidas&Nike Sport Sneakers